"Краденое солнце" из серии "Читаем детям" Корней Чуковский

Развивает дикцию и артистичность ребенка. Как моя четырехлетняя дочка делала злых и уставших людей добрее, исполняя это стихотворение в лицах))+фото

Книжечка в твердой обложке формат тетрадного листа. Всего четыре страницы. Порвать ребенок не сможет даже случайно. Яркие и реалистичные рисунки. Животные на рисунках не злые, скорее забавные, даже крокодил, умыкнувший солнышко. Купили для трехлетнего внука. Рассказывать пока не может, все впереди. но слушать это стихотворение очень даже любит. Захватывающий (для малыша, разумеется) сюжет, и бурный восторг в финале, когда медведь победил крокодила и спас солнышко. 

Вспоминается зима 1988-го года. моей дочурке было почти четыре года и от этого стихотворения она была просто без ума. Знала наизусть. Выучили мы его как раз на Новый год. Жили мы в одном конце города, а в садик ездили на автобусе в другой конец. Дорога занимала около получаса. Транспорт ходил отвратительно, люди едут с работы в битком набитом автобусе, злые и раздраженные. Брала дочу на руки и пробивалась вперед. Уступали редко, всем ехать нужно и на детей старались закрыть глаза. Такое было время. Автобус назывался метко - "скотовоз")). И вот моя малышка впервые устроила спектакль. Кое-как умостившись на сиденье (уступили), она начала - "Цёнця по нипу куляла...и зя туську зябизяла..." Народ насторожился. "Клянул сяинька в окно, стало сяиньки тимнооо.." Появились улыбки на лицах уставших пассажиров. "А савоки-беабоки покакаи по поям, закьичаи зуавьям.." Смотрю - улыбки все шире. И вопль на весь автобус - "Коя! Коя! Квакадив цёнця неба пвагватив!!" Народ хохочет, с задней площадки стараются разглядеть артистку. И так все полчаса дороги до своей остановки. Как раз стихотворение кончилось. Люди выходили подобревшие, оттаявшие. Исполнялся этот спектакль ежедневно, пока не перевели в другой садик. Нас уже узнавали. Доча просекла это дело и первыми словами ее при заходе в автобус были - "Де маё месьта?!" С веселым смехом нас практически вносили, усаживали и слушали наивный детский лепет. Но читала с выражением, с мимикой, прямо в лицах изображала всех персонажей. Голосок звонкий, слышно было всем. Вот такое воспоминание связано у меня с этим стихотворением. Извините за многословие. Доче уже за тридцать и ее пацаны так же любят Корнея Чуковского.